Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

(no subject)

Сформулировалось в разговоре с дорогим Ананасом: мы живем в период пост-антиутопии. Многие ужасные сценарии будущего, заставлявшие содрогаться читателей, уже осуществились, либо могут быть осуществлены прямо сейчас. Холокост? Пожалуйста! Чернобыль? Чернобыль! Сталин так Сталин. Большой брат - это уже не только Китай с уйгурами, но и ковидная тотальная слежка за населением. Ну и много чего еще. Каковы критерии антиутопии? Она должна восприниматься как реальный вариант обозримого будущего. Она собирает общественные тенденции и сопряженные с ними опасения и транслирует этот пучок на белую стену.  Мы смотрим фильм и (думаем, что) можем выйти из зала. Здесь очень важна временнАя дистанция. Ее больше нет. Вместо того, чтобы проецировать сломавшийся мир на поверхность, удаленную от нас, линза антиутопии выворачивает нашу собственную жизнь, как взбесившееся зеркало. Это так страшно, что уже даже не страшно.

Историки выходят на тропу войны

Удивительный документ был опубликован вчера (ссылки на иврите). Письмо израильских историков израильскому же правительству, с копиями президенту и спикеру кнессета. Его подписали 68 университетских профессоров и докторов наук. Некоторые из них реально the generation's greatest.

Краткое содержание: израильские историки с болью и тревогой следят за тем, как члены правительства используют мировой кризис в своих политических интересах и разрушают страну "антикоронными" мерами. Подписавшиеся отдают себе отчет в том, что некоторые члены правительства вообще не замечают надвигающейся катастрофы. Премьер-министр находится под судом по обвинению в трех уголовных преступлениях, но и остальным членам правительства следует знать, что им, как народным избранникам, тоже придется давать ответ - перед будущими поколениями. Они хотят напомнить, что историю пишут не победители, а историки. Они этому обучены, владеют методологией сбора информации, анализа и обработки свидетельств. Они и те, кто придут вслед за ними, сделают все возможное, применят все свои знания и навыки, "перевернут каждый камень и каждую страницу" (дословно), чтобы описать происходящее. Именно по их исследованиям будущие поколения будут судить о сегодняшних событиях и будут знать, кто защищал человека, его достоинство и права, а кто их попирал.

Вау.

Лето 2018: фаянсовая голова Шредингера и другие способы исчезновения

Сенсация лета 2018 - фаянсовая голова. Ее нашли на севере Израиля, на раскопках древнего города Абель Бейт Маака только в прошлом году, но она уже выставлена в музее Израиля (беспрецендентная скорость). У головы немного удивленное выражение лица, черная борода и черные волосы до плеч, которых нет. Голова была обнаружена в слое 9-го века до н.э. в помещении, которе археологи идентифицировали как "административное здание". Местоположение находки, ее датировка, а также тонкая работа вполне могут свидетельствовать о том, что это - изображение монарха. Какого именно? Оветить на этот вопрос не так просто: древний город находился на границе трех государств - Израильского Царства, Арамейского Дамаска и Тира. Судя по всему, он не раз переходил из рук в руки, и историю этих переходов археологи, в числе прочего, сейчас пытаются восстановить. Таким образом, можно с высокой долей вероятности сказать, что перед нами - прижизненный портрет одного из библейских персонажей: Хацаэля, царя арамейского Дамаска; Итобааля Тирского, или же - Ахава, царя Израильского (мужа той самой нарумяненой Изабели). Голова помещена в стеклянную коробку, подсвечена и крутится на колышке. На стекле нехарактерная для академичного Археологического крыла музея табличка "Royal Enigma". Есть точка времени, в которой кот встечается со Шредингером, и неопределенность оборачивается фактом. Вертящаяся фаянсовая голова демонстрирует нам, что происходит, когда наблюдатель и объект наблюдения разнесены во времени (в данном случае, на тридцать веков). Время пористо, сетчато; в нем прорехи, аберрации, и отсутствующие элементы информации, скорее всего, никогда не вернутся на свои места. Фаянсовая голова принадлежит трем царям, а значит - ни одному из них. Не говоря уже о том, что все трое - литературные герои.

Кстати, в соседней витрине - один из моих любимых экспонатов: цилиндр, испещренный клинописью. Это - архивная запись 6-го века до н.э. о том, что вавилонский царь Навуходоносор (тот самый) велел провести в своем дворце строительные работы. При раскопке фундамента был обнаружен археологический артефакт - некий предмет, принадлежавший аккадскому царю, правившему за 1700 лет до описанных событий.

vinah починила ЖЖ, и, как она сама же и заметила, не только его. Наверное, поэтому все в музее сегодня было про время, память, проникающую сквозь мембраны и их образующую. Пользуясь случаем, передаю Тане от музея привет.
Что делать с мембранами?
Смотрела видео-инсталляцию by Ira Eduardovna - там ситуация, при которой героиня стучит в дверь квартиры, где она не была несколько десятков лет, жалуется на ностальгию, просит разрешения зайти. И вот ее приглашают внутрь. В этот момент режиссер просит ее (актрису) представить перед собой пропасть и говорит: "Сut!". Тут я должна сказать, что совсем не сентиментальна. Даты, места и проч. для меня мало что значат. Но тем сильнее действовало видео. Это могла быть любая пропасть, любая точка мембраны. Актриса у двери  играет режиссера, ту самую Иру Эдуардовну. При этом Ира Эдуардовна играет саму себя. Это она приехала в родной город после многолетнего отсутствия. Это ее дверь смоделирова на сцене. Потом другая актриса играет Иру Эдуардовну, которая работает с актрисой у входной двери. Потом - другая актриса играет режиссера, который играет режиссера, который играет режиссера,  - так могло бы продолжаться до бесконечности. Реплики повторяются, ритм при этом становится все сложнее. Ирина Эдуардовна - одновременно каждый из персонажей, вся их цепочка, дверь и пропасть за ней.
Видела исчезновение Лукреции из картины 15 века, на которой она покончила с собой - методом расслоения, смещения перспектив, фрагментации, манипуляций с горизонтом (проект Орена Элиава).
Оставалось только заглянуть непосредственно в пропасть, и такая возможность сегодня, конечно, тут же представилась - павильон Lifetime Кристиана Болтански. "Central to my work is the fact that each one of us is unique and important and, at the same time, is destined to disappear. Most of us will be forgotten within two generations, after those who knew us passed away"  - было написано на стене у входа черным по белому. Я знаю людей, которые уловили бы в этих словах оттенок печали. (Не)сентиментальность, по всей видимости, работает в двух направлениях - относительно прошлого и будущего. Мне лично кажется, что забудут и забудут. В смысле, это - совершенно естественно и экологично. В кладбищах главное - анонимность, бесконечность вариантов, загадки без разгадок. В павильоне было уютно, пахло чем-то приятным (специально, наверное), горели желтые лампочки. Лица то высвечивались ими, то проступали из тени, наслаивались друг на друга, увеличивались в размерах, становились занавесками-лабиринтом (я заблудилась!), накладывадись на архивные коробки, теряли четкость, образовывали кластеры. Была комната с пустотой, и была комната с пейзажем, но я не поняла, что это была за местность. Еще там была комната с серым светом, тенями скелетов и призраками на ветру, но зайти в нее было нельзя - только в окошки посмотреть.

восстановления справедливости пост

Это стихотворение Роальда Мандельштама. Он жил в Питере, был антисоветчиком (в 1950-е годы), не принадлежал ни к одному течению, считался "странным" человеком. В 29 лет он умер от туберкулеза. Это произошло в 1961 году.

***
На оградах вспыхивает утро,
"Тонкие поют колокола" -
В улицах, мощеных перламутром,
Тени розоватого стекла.

Юркие и маленькие гномы
Заняты прозрачною игрой.
Я пришел на голос их знакомый
Яркою и ветренной порой,

И светло их легкое крутенье,
И покорен я своей судьбе,
Одного прося лишь разрешенья, -
Умереть, тоскуя о тебе.

Где рассвет склонил свои знамена
К облакам из розовых снегов,
Как поэт, коленопреклоненный
Возле ног возлюбленной его.


Я наткнулось на него (машинописный листок), работая в архиве и, не зная, кто его автор, естественно, прибегла к помощи гугла.
Collapse )

континуум

Читаю/смотрю книгу "Иерусалим в 1857 году в фотографиях из коллекции епископа Порфирия (Успенского)" (изд-во Индрик, Москва, 2007 г.) .
Там написано:
"Немного северней Львиных ворот хорошо различимы заложенные турками в XVI веке легендарные Золотые ворота, через которые Спаситель вошел в город Вербным воскресеньем".
И надо сказать, что это утверждение не вызвало у меня отторжения. Скорее, я несколько "зависла", стараясь охватить умом эту информацию - ведь, если пространство-время искажены, то где же, как не здесь.

пасхальные размышления

Про правые предпочтения т.н. "израильской русскоязычной улицы". 
Мне кажется, они во многом объясняются тем, что современные российские (украинские, белорусские и т.п.) евреи, как социальная группа - дети 1917 года в гораздо большей степени, чем остальные сегменты (пост)советского общества.

В истории российского еврейства не было 19-го века. Не было эмансипации, не было ощущения принятия "внешним" обществом, не было постепенной интеграции в его миддл-класс. Вместо этого была черта оседлости, угнетение, погромы, ограничение в праве передвижения, в возможности получить образование, выбрать профессию по душе. Т.е., был "Египет".

С этой точки зрения, ключевым эпизодом истории советского еврейства представляются события 1915-1917 гг. - отмена черты оседлости, Февральская и Октябрьская революции. Фактическая отмена четры оседлости в 1915 году диктовалась, насколько я понимаю, не заботой о нуждах еврейства, а соображениями обороны - евреев считали "неблагонадежным элементом" и выселяли из прифронтовой полосы. Де-юре, черта оседлости была отменена Временным правительством после Февральской революции.

И дальше поднимается "исторический вихрь", который меняет жизнь советских евреев, трансформирует их как социальную группу. Им больше не чинят препятствиий. Впервые за столетия государственная машина не работает на их подавление. Более того, эта машина теперь для них открыта - многие евреи идут "во власть". Люди переселяются в крупные города, получают высшее образование. Скажем, мой дед  - он родился в Одессе, в нищей многодетной семье. В "прежние времена" у него не было бы никаких шансов. А тут он идет на "рабфак", потом поступает в институт,  переезжает в Москву, и вот он уже главный инженер завода, рационализатор, офицер и т.д. Думаю, это для того времени - вполне типичная биография.

Беда в том, что первые постреволюционные годы и стали для советского еврейства, как группы, пиковым эпизодом, апогеем. В том смысле, что дальше было только хуже. Дальше был государственный террор, коснувшийся евреев, как и всех остальных граждан СССР. Затем был Холокост - при котором проявились не только жестокость нацистов, но и полное равнодушие/соучастие в жестокости большей части коренного населения оккупированных регионов. Потом было "Дело врачей", а потом - вялотекущий антисемитизм застойных лет.

Можно предположить, что, именно как "период апогея",  1917 и первые постреволюционные годы стали формообразующим элементом в массовом сознании советского еврейства. Советские евреи остались там, застыли в "Исходе", и наше мировосприятие изначально несет в себе черты того, (пост)революционного времени: стремление к историческому реваншу,  восстановлению справедливости, жажду быть мэйнстримом, дихотомичность мышления, при котором есть "мы", а есть "чужие" - т.е. стоящие на пути, мешающие, опасные, "враги".

Думаю, с этой точки зрения, советское еврейство, в целом, и советская еврейская интеллигенция, в частности - группы, формировашиеся, главным образом, не за счет осознания их представителями своей особости, а за счет воздействия извне. Точнее, воздействие извне было первичным, а осознание своей "особости", "инакости" - вторичным. История советского еврейства со второй половины 1920-х - начала 1930-х гг. - это "изгнание из мэйнстрима", трагедия отторжения общностью, с которой стремились (и успели) ощутить себя единым целым. Свойственые  значительной части советского еврейства диссидентские и либеральные воззрения  не столько диктовались  его ингерентными особенностями, сколько  были, судя по всему, ответной реакцией. В постсоветское время, когда место "чужих" в российском обществе заняли "кавказцы" и "гастарбайтеры", еврейство, как группа, похоже, теряет (само)идентификационные признаки.

На мой взгляд, именно эти факторы объясняют отказ значительной части русскоязычных израильтян от либеральных ценностей, их приверженность ультра-правым взглядам. Либеральные ценности не были ингерентными. Ультраправые взгляды - это возвращение к "апогею", ко второму десятилетию 20-го века, в ситуацию Исхода  с ее превращением изгоев в мэйнстрим (в случае русскоязычных израильтян, это - мифологический, революционный "мэйнстрим" с присущей ему брутальностью. Мэйнстрим, которого в мозаичном израильском обществе, по сути, нет). Отсюда же и дихотомичность деления мира на "нас" и "врагов и их пособников".

Наверное, "Исход", когда к нему возвращаешься, сам становится "Египтом". Тора заканчивается приходом в Землю обетованную, т.е. завершением Исхода. Мы зависли в Исходе, нам надо его завершить. Я не знаю, как это произойдет и когда, но очень надеюсь, что такой день настанет.

"Исчезнувшие"



Вот тут есть еще фотографии

Это проект аргентинского фотографа Густаво Германо (Gustavo Germano).
Снимок слева сделан в 1975 году. Справа - его современная реконструкция.
Аргентина,1976-1983. Там тогда правила военная хунта.
Отсутствующие люди на снимках - исчезли.

1991

Слушайте, а сегодня ведь 19 августа.
Я только сейчас сообразила.
И в моей ленте - ни одного упоминания.



Что вы думаете о сроках давности исторических событий? Что их определяет?
паспорт

В кольце

Говоря об Израиле и его взаимоотношениях со странами ближневосточного региона, принято упоминать "арабо-израильский конфликт" и рассматривать эти отношения через его призму.
"Арабо-израильский конфликт" - это такая макро-ситуация, структура, во многом определяющая как процессы на международной арене, так и каждодневную жизнь граждан на Ближнем Востоке.
Но что отражает это понятие? Маленький Израиль, противостоящий огромному арабскому и, если брать шире, мусульманскому миру. "Государство в осаде". Так ли это?

Collapse )
паспорт

о вечном

По ссылке детальное изложение трудовой биографии патриарха Кирилла и анализ его воззрений.
Разносторонний человек, ничего не скажешь.
О воззрениях я слышала, но трудовой путь, надо сказать, меня потряс.