Загадочные происшествия с иностранцами (benadamina) wrote,
Загадочные происшествия с иностранцами
benadamina

Categories:

Побег

Ашот сказал мне:

- И, вот, сижу я на уроке. Место мое у окна. В классе было тихо, мы писали контрольную. И вдруг пол затрясся. Один толчок, другой, что-то упало. А класс наш был на первом этаже. И я - сам не знаю, как это получилось у меня - выпрыгнул в окно и побежал. Бегу и думаю: «Ну что я, блин, как маленький, испугался. Надо мной теперь все до окончания школы смеяться будут.»

Он тогда пробежал почти полквартала, остановился и решил вернуться. Брел по улице и думал, что теперь придется извиняться перед учительницей, объяснять ей, что же это на него нашло. А что тут объяснишь?
Вернулся, а школы не было никакой.

***
В игровой комнате игрушек почти не было – пара кукол с взлохмаченными пластиковыми волосами, да несколько машинок. Зато там был кинопроектор. К кинопроектору прилагалась коробка, а в ней – бобина с мультфильмом. Малыши смотрели мультфильм так, как им ставили, а мы – задом наперед. Когда смотришь фильм задом наперед, персонажи меняются ролями. В домик к жизнерадостному, улыбающемуся человечку вваливалась толпа других таких же бодрых человечков. Они, не мешкая, брались за дело: стряхивали щетками пыль на стены, развешивали на окнах паутину, хватали с сушилки стопки чистых тарелок и бросали их в мойку, где посуду уже поджидала грязная вода. Работа спорилась. Осуществив задуманное, веселая компания покидала домик. Финальные кадры: хозяин, оставшись один, понуро сидел за пустым столиком со свежей дыркой на клетчатой клеенке.

Ашот в просмотрах не участвовал. Я вообще видела его редко. А знала о нем и того меньше. Обычно люди в больницах о себе рассказывают. А Ашот – нет. Ашота в отделении любили. Когда вечером медсестры пили чай, они всегда приглашали его к себе. Мы с ним почти и не общались, но я почему-то очень хорошо помню, как он разговаривал. У него был тихий голос и доброжелательная улыбка. И взгляд человека, который каждый раз заново должен убеждать себя, что попадающее в поле его зрения происходит всерьез. Взгляд спешащего – глаза еще только успели сфокусироваться на объекте, узнать его, а он уже остался в прошлом. Однажды я услышала разговор двух врачей. Речь шла об Ашоте. «Не повезло парню», - говорил один. «Да, вот уж действительно – не повезло», ответил другой.

Отделение было небольшим – человек на двадцать. Было очень тихо – идешь по коридору, и навстречу почти никто не попадается. Диагнозы было трудно выговорить и еще труднее – запомнить. Они напоминали названия динозавров. С самого первого дня я обдумывала план побега. Я представляла себе, как спущусь на лифте, выйду из здания – за ограду и дальше по улице, выпрямленной длинными многоэтажками. Я войду в метро – кто меня остановит? да никто! – и поеду домой. Но на этом моменте, приезде домой, ролик обрывался. Я вернусь домой, и что дальше? Цель превращалась в исходную точку. Ситуация не имела выхода. Планирование побега и было самим побегом. Наверное, главное в побеге – не представлять его себе. Но в тот момент я этого не понимала.

Окна игровой комнаты выходили на непонятного предназначения здание – такую же массивную панельную коробку, как и наша больница. Вечером оно было совершенно темным – если бы не фонари на улице, то его и не заметишь. Но одно окно там все же светилось. Это был спортзал. Каждый вечер, сидя на подоконнике, я наблюдала одну и ту же сцену. Высокий, худощавый человек в белой футболке, встав в боксерскую стойку, отрабатывал удары. Он не перемещался по залу, не пропадал из виду. Соперника у него не было. Издали я не могла разглядеть его лицо. Вполне может быть, что каждый раз это были разные люди. Мысль о том, что здание находится в двух минутах ходьбы от нас, не приходила мне в голову. Расстояние было обманчивым. Люди в зале находилась вне досягаемости. Окно напротив было по одну руку, исчезнувшая школа – по другую.

Покидать больницу не разрешалось, но никто особо не следил, и я часто выходила за ворота и шла по улице. Дойдя до станции метро, я останавливалась. Мысленное движение по инерции продолжалось - я входила в стеклянную дверь и спускалась на платформу. Но тут воображение отказывало. Я спохватывалась и, постояв еще немного, возвращалась назад.

Однажды, когда я в очередной раз подошла к станции метро, меня догнал Ашот.
- Куда это ты собралась? - спросил он.
- Никуда, я просто гуляю.
- Просто так гуляешь? – удивился Ашот, - а я, вот, в кино еду.
Он задержался возле меня на секунду, а потом сказал: «Ну, пока. До вечера!».
«До вечера!», ответила я.
Tags: story, Москва, личное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments