Загадочные происшествия с иностранцами (benadamina) wrote,
Загадочные происшествия с иностранцами
benadamina

Categories:

мелкий шрифт

Посреди Аральской пустыни - даже не на бывшем берегу бывшего моря, а в отдалении от него - в нескольких часах езды на машине по тряскому песчаному бездорожью, стоит дом. На доме надпись красными аршинными буквами: "ИСКУССТВО ПРИНАДЛЕЖИТ НАРОДУ".


Это не плакат времен ранней перестройки. Дом действительно стоит. И буквы на нем - в стиле "славакапээсэс". А в доме - одна из уникальнейших в мире коллекций русского авангарда. Уникальна она не только своими масштабами, но еще и тем, что из представленных в ней десятков художников многие так и осталось неизвестными. Одни сгинули в ГУЛАГе, другие погибли на войне или умерли от истощения, а некоторые были сосланы на берега Аральского моря и никогда оттуда не вернулись. Можно было бы сказать высокопарно, что море хранит тайну их ухода, но моря, как известно, уже нет. Тайны, впрочем, тоже.


История гибели Аральского моря достойна эпоса. История создания музея - голливудской постановки. Хотя, я думаю, Карэн Шахназаров справился бы не хуже.


В 50-е годы дадцатого века, в составе археологической экспедиции, отправившейся на изучение цивилизации Древнего Хорезма, в Каракалпакию прибывает  художник Игорь Витальевич Савицкий. Визит этот заканчивается тем, что Савицкий оставляет квартиру в центре Москвы, переселяется в город Нукус и посвящает все свое время, деньги, энергию и вообще все, что можно посвящать, собирательству изделий народного промысла, попыткам (по большей части - тщетным) спасти памятники  загадочной древней цивилизации от деятельности человека, а также коллекционированию работ художников-авангардистов, находя их полотна сложенными вчетверо на пропыленных чердаках и выкупая у удивленных щедростью чужака случайных хозяев. Коллекционирование, впрочем, скоро выходит за рамки Узбекской ССР.


Созданный Савицким музей работает и поныне. Дороги к нему для народа так и не проложили. Насчет букв - не знаю. Жизнь в нем, за жалование, примерно равное пяти долларам в месяц, поддерживают несколько хранительниц, видимо, не менее одержимых, чем его основатель. Во всяком случае, так было пару лет тому назад.


У меня в руках книга "Авангард, остановленный на бегу" (издательство "Аврора", 1987 год, тогда еще - Ленинград). Собственно, из данной книги я и узнала об этой истории, не укладывающейся ни в один из известных мне жанров. Книга эта - не менее удивительна, чем все, описанное в ней. В сущности, она документирует и связывает друг с другом сразу несколько историй, происходящих в разное время: историю превращения моря в пустыню, историю уничтожения истории человеком, истории художников, чьи картины представлены в Музее, историю самого Музея,  биографию Савицкого, и, наконец, историю гибели русского авангарда.


И вот тут меня ждало самое что ни на есть настоящее потрясение - если вообще можно говорить об отдельно взятом потрясении, когда читаешь нечто подобное. На полях альбома мелким шрифтом воспроизведены документы сталинской эпохи. Одно из писем достойно того, чтобы быть процитированным полностью:


Письмо в редакцию "Красной Газеты"


Я считаю - и это не одно только мое мнение - что Филонов, как мастер-живописец, является величайшим не только у нас, но и в Европе и в Америке. Его производственно-творческие приемы - по краскам, подходу к работе и по глубине мысли - несомненно наложат отпечаток на мировую живопись, и наша страна может им вполне заслуженно и законно гордиться.


Я уверен, что дирекция Русского музея не понимает, что она делает.


От своего имени и от имени многих художников, которые согласны со мной, я прошу "Красную газету" поместить это письмо как голос в защиту выставки Филонова и в защиту его самого как человека.


Под письмом стоит дата: 25 ноября 1939 года*. И подпись: И. Бродский.


Тот И. Бродский, который "Под вечер он видит, застывши в дверях, / Два всадника скачут в окрестных полях",  родится через шесть месяцев, 24 мая 1940 года.


Художник Павел Филонов умрет В ЭТОТ ДЕНЬ, третьего декабря 1941 года в блокадном Ленинграде.


Игорь Витальевич Савицкий скончается в Москве в 1983 году.

А подпись под письмом, как можно догадаться, принадлежит другому И.Бродскому - Исааку. Да. Да. Тому самому Исааку Бродскому - ленинскому и сталинскому придворному "иконописцу", чья почетная квартира находится напротив Русского музея, и чьими изображениями вождей и съездов партии были увешаны стены Третьяковки. Собственно, эти портреты и сегодня  можно увидеть на Крымском валу.


И вот прочитала я это письмо и подумала, что за исключением уж самых отъявленных злодеев, вряд ли найдется человек, достойный осуждения. Потому что никогда не знаешь, что будет написано мелким шрифтом, на полях книги, изданной в уже не существующей стране, "в городе, где задушен..."


 


Дата, надо сказать, странная, поскольку из биографии П.Н.Филонова следует,что его персональная выставка была развернута (но не открыта) в залах Русского музея в 1929-1932 гг., то есть, семью годами раньше. См.: Николетта Мислер, Джон Э.Боулт, "Филонов: аналитическое искусство", Изд-во "Советский художник", 1990, стр. 234.


Игорь Савицкий в Каракалпакии, 1960-е годы.
Савицкий

Tags: искусство, история, книги
Subscribe

  • (no subject)

    Сформулировалось в разговоре с дорогим Ананасом: мы живем в период пост-антиутопии. Многие ужасные сценарии будущего, заставлявшие содрогаться…

  • Историки выходят на тропу войны

    Удивительный документ был опубликован вчера (ссылки на иврите). Письмо израильских историков израильскому же правительству, с копиями президенту и…

  • Свинский аквапарк

    Facebook post Пересмотрела уже раз двадцать! Снято, говорят, на Голанах. Автор видео, к сожалению, неизвестен.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments