Загадочные происшествия с иностранцами (benadamina) wrote,
Загадочные происшествия с иностранцами
benadamina

Category:

Лето 2018: фаянсовая голова Шредингера и другие способы исчезновения

Сенсация лета 2018 - фаянсовая голова. Ее нашли на севере Израиля, на раскопках древнего города Абель Бейт Маака только в прошлом году, но она уже выставлена в музее Израиля (беспрецендентная скорость). У головы немного удивленное выражение лица, черная борода и черные волосы до плеч, которых нет. Голова была обнаружена в слое 9-го века до н.э. в помещении, которе археологи идентифицировали как "административное здание". Местоположение находки, ее датировка, а также тонкая работа вполне могут свидетельствовать о том, что это - изображение монарха. Какого именно? Оветить на этот вопрос не так просто: древний город находился на границе трех государств - Израильского Царства, Арамейского Дамаска и Тира. Судя по всему, он не раз переходил из рук в руки, и историю этих переходов археологи, в числе прочего, сейчас пытаются восстановить. Таким образом, можно с высокой долей вероятности сказать, что перед нами - прижизненный портрет одного из библейских персонажей: Хацаэля, царя арамейского Дамаска; Итобааля Тирского, или же - Ахава, царя Израильского (мужа той самой нарумяненой Изабели). Голова помещена в стеклянную коробку, подсвечена и крутится на колышке. На стекле нехарактерная для академичного Археологического крыла музея табличка "Royal Enigma". Есть точка времени, в которой кот встечается со Шредингером, и неопределенность оборачивается фактом. Вертящаяся фаянсовая голова демонстрирует нам, что происходит, когда наблюдатель и объект наблюдения разнесены во времени (в данном случае, на тридцать веков). Время пористо, сетчато; в нем прорехи, аберрации, и отсутствующие элементы информации, скорее всего, никогда не вернутся на свои места. Фаянсовая голова принадлежит трем царям, а значит - ни одному из них. Не говоря уже о том, что все трое - литературные герои.

Кстати, в соседней витрине - один из моих любимых экспонатов: цилиндр, испещренный клинописью. Это - архивная запись 6-го века до н.э. о том, что вавилонский царь Навуходоносор (тот самый) велел провести в своем дворце строительные работы. При раскопке фундамента был обнаружен археологический артефакт - некий предмет, принадлежавший аккадскому царю, правившему за 1700 лет до описанных событий.

vinah починила ЖЖ, и, как она сама же и заметила, не только его. Наверное, поэтому все в музее сегодня было про время, память, проникающую сквозь мембраны и их образующую. Пользуясь случаем, передаю Тане от музея привет.
Что делать с мембранами?
Смотрела видео-инсталляцию by Ira Eduardovna - там ситуация, при которой героиня стучит в дверь квартиры, где она не была несколько десятков лет, жалуется на ностальгию, просит разрешения зайти. И вот ее приглашают внутрь. В этот момент режиссер просит ее (актрису) представить перед собой пропасть и говорит: "Сut!". Тут я должна сказать, что совсем не сентиментальна. Даты, места и проч. для меня мало что значат. Но тем сильнее действовало видео. Это могла быть любая пропасть, любая точка мембраны. Актриса у двери  играет режиссера, ту самую Иру Эдуардовну. При этом Ира Эдуардовна играет саму себя. Это она приехала в родной город после многолетнего отсутствия. Это ее дверь смоделирова на сцене. Потом другая актриса играет Иру Эдуардовну, которая работает с актрисой у входной двери. Потом - другая актриса играет режиссера, который играет режиссера, который играет режиссера,  - так могло бы продолжаться до бесконечности. Реплики повторяются, ритм при этом становится все сложнее. Ирина Эдуардовна - одновременно каждый из персонажей, вся их цепочка, дверь и пропасть за ней.
Видела исчезновение Лукреции из картины 15 века, на которой она покончила с собой - методом расслоения, смещения перспектив, фрагментации, манипуляций с горизонтом (проект Орена Элиава).
Оставалось только заглянуть непосредственно в пропасть, и такая возможность сегодня, конечно, тут же представилась - павильон Lifetime Кристиана Болтански. "Central to my work is the fact that each one of us is unique and important and, at the same time, is destined to disappear. Most of us will be forgotten within two generations, after those who knew us passed away"  - было написано на стене у входа черным по белому. Я знаю людей, которые уловили бы в этих словах оттенок печали. (Не)сентиментальность, по всей видимости, работает в двух направлениях - относительно прошлого и будущего. Мне лично кажется, что забудут и забудут. В смысле, это - совершенно естественно и экологично. В кладбищах главное - анонимность, бесконечность вариантов, загадки без разгадок. В павильоне было уютно, пахло чем-то приятным (специально, наверное), горели желтые лампочки. Лица то высвечивались ими, то проступали из тени, наслаивались друг на друга, увеличивались в размерах, становились занавесками-лабиринтом (я заблудилась!), накладывадись на архивные коробки, теряли четкость, образовывали кластеры. Была комната с пустотой, и была комната с пейзажем, но я не поняла, что это была за местность. Еще там была комната с серым светом, тенями скелетов и призраками на ветру, но зайти в нее было нельзя - только в окошки посмотреть.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments