December 30th, 2008

до победного конца

Выступая позавчера на заседании Кнессета, министр обороны Израиля Эхуд Барак заявил, что военная операция в Газе "преследует четкие цели". Не уточнив, какие именно цели поставили перед собой инициаторы "Литого свинца", Э. Барак все же отметил, что задача ЦАХАЛа в этой операции "уничтожить инфраструктуру террора".

Насколько я себе представляю, инфраструктура террора состоит из четырех компонентов:
1. Финансовые возможности
2. Оперативные возможности (исполнители, тренировочные лагеря, базы, склады боеприпасов, оружие, транспорт, и т.п.)
3. Идеология
4. Государственная или квази-государственная структура, координирующая террор и обеспечивающая наличие всех вышеперечисленных элементов.

Сразу скажу, я не имею представления о том, как пытаются остановить финансовые потоки, обеспечивающие ХАМАС (например) возможностью продолжать свою деятельность. Я не знаю, как и кем ведется такая борьба (если ведется), и возможна ли она в принципе.

Однако очевидно, что ведущаяся сейчас война затрагивает лишь второй пункт в этом списке, оставляя под вопросом, как минимум, последние два.

Инфраструктура террора, прежде всего, - в головах. Хотелось бы ошибаться, но я не думаю, что военное нападение изменит что-либо в сознании людей, которых на протяжении многих лет учили не ценить жизнь - ни чужую, ни свою. Культ шахидов в палестинском обществе - ярчайшее тому подтверждение.

Что касается государственной поддержки террора, Израиль не заявлял о том, что ставит своей целью устранение ХАМАСовского режима, которое могло бы выразиться, скажем, в свержении Исмаила Хании или даже его физическом уничтожении.
Но даже если ХАМАСовское правительство, незаконно захватившее власть в секторе Газа, и будет свергнуто, кто придет ему на смену? По идее, вместо него должен был бы придти конструктивно настроенный и искренне готовый к диалогу с Израилем "Ясир Арафат". Но за все годы такой лидер в Палестине не дал о себе знать. Похоже, что его и нет.

Таким образом, операция "Литой свинец" уничтожит (при благоприятном ее завершении, на которое очень хочется надеяться) лишь оперативный компонент инфраструктуры террора, практически не затронув остальные. Хотелось бы лишь, еще раз, отметить, что операция "Литой свинец" - вынужденная мера. И пошли на нее от безысходности, испробовав, практически, все имевшиеся средства. Она - единственно оставшееся решение, но - не оптимальное.

Другой аспект, вызывающий тревогу - влияние этой операции на израильское общество. Война сплачивает общество, и в этом состоянии, сплоченности, есть большой соблазн. Но надо ли говорить о том, что состояние это - опасно. Экстаз сплоченности, ощущения, что "мы все, как один" нивелирует ценность человеческой жизни, индивидуального мнения, инакости. Он понижает критичность граждан к государственному руководству. О том, какой разрушительный потенциал заложен в таком состоянии социума, всем нам, думаю, хорошо известно.

Возвращаясь к заголовку, "победного конца" в этой истории не будет. И разговоры о том, что эта операция "раз и навсегда решит проблему", "изменит мировой порядок" и т.п., кажутся наивностью. Желаемое принимается за действительное. У этой операции изначально нет такого потенциала (см. выше). Она наделит Израиль тактическим преимуществом и, при благоприятном исходе, обеспечит затишье. Кардинальное решение этой проблемы, если оно есть, лежит в другой плоскости, а точнее - в других плоскостях.