January 20th, 2008

рефлексы

Читая в "Der Spiegel" статью о деятельности немецкой террористической организации RAF , наткнулась на следующий пассаж:

"Одна из немногих удач следствия случилась 2 августа 1986 года, в Рюссельсхайме. Заметив, что при приближении официантки к их столику, две женщины и мужчина поспешно прятали какие-то бумаги, один из посетителей Айскафе вызвал полицию" (курсив мой)
Collapse )

Это не тридцатые годы. И не шестидесятые. И даже не 1977 - отмеченный пиком террористической активности и вошедший в историю под названием "Немецкая осень" ("Der deutsche Herbst").
Это вторая половина 1980-х. Разрядка, перестройка и "мир во всем мире".

Чем руководствовался этот безымянный посетитель? Сколько ему было лет? Кто он - добропорядочный гражданин, отец семейства, любитель детективов, бывший полицейский, параноик? Может быть, он - бывший участник студенческого движения? В его биографии - какая-то деталь, эпизод, случай, заставляющий его подозревать в чем-то людей, на которых другие не обратили бы внимания? Или же это - обычный человек, самый обычный, средних лет, прилично одетый. Он звонит в полицию, которой доверяет и которая "пусть разбирается". Звонит "на всякий случай". 
Нужна ли предыстория тоталитаризма, чтобы человек повел себя подобным образом?
И, если нужна, на сколько поколений хватает ее срока годности?
Мобильных телефонов тогда не было. Он специально встал и пошел звонить. 
И ведь не зря. Вот в чем ужас.